официальный сайт регионального отделения

News

[18.04.2005]
АНАЛИЗ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В РЕГИОНЕ на 10.04.2005
Автор: 
Harper
Источник: 
Источник
0
Название: 
Голоса инфо
Тип: 
0
Пролог Вряд ли февральские фанфары, звучавшие в стенах областной филармонии, которым выпала честь торжественно протрубить на всю Тюменскую область об инаугурации Сергея Собянина, можно было тогда заподозрить в фальшивости или, что еще хуже, неискренности к новому-старому губернатору. Присутствующий в зале полпред Президента, надетые на шею знаки губернаторской власти, устав, присяга, бело-зеленное знамя области и даже удостоверение, подтверждающее законность избрания его – Сергея Собянина - на новый срок - все это было настоящим. Чувства переполняли его и, пожалуй, только сейчас Собянин перестал вспоминать о неприятностях, связанных с голосованием в областной Думе. Что тут было вспоминать: картавую речь Черепанова о махровой коррупции и семейственности, обильно расцветшей в стенах областной администрации - так об этом услышали немногие (кроме НТВ ни один телеканал, ни одна газета этот факт в информационный эфир не выпустили). Да и кто сегодня в состоянии верить коммунистам, если сразу сказать, что этот человек - коммунист. А вот к реплике полпреда, обращенной к силовикам о необходимости проведения проверок в Тюмени, стоило отнестись серьезно. Что если теперь Валеев, Вяткин и Безруков примут ее как руководство к действию? Не ровен час, затрещит по швам губернаторская команда. Но нет, Валеев на конфликт сам никогда не полезет, прокурору отмашка свыше нужна. Вон он - на третьем ряду сидит, ехидно улыбается, как будто что-то знает. Ничего три года с такой улыбкой проходил и еще пять лет походит. Безрукову тоже не до областной администрации, ему бы теперь, дай бог, со своим свояком Киселевым разобраться - сам почти под следствием. Ну, если уж совсем ему не в моготу будет, с ним всегда можно договориться: хочешь бесплатный проезд для сотрудников на автобусах вернем, хочешь денег на капитальный ремонт кабинета выдадим, хочешь автопарк наконец обновим – ты только скажи. С Вяткиным, конечно, сложнее, но не зря же мои бойцы в генеральский клуб по субботам ходят мячик погонять. Сарычев там так старается, что на 2 метра в прыжке подпрыгивает, чтобы по мячу хоть раз ударить. Генералам фээсбэшным ведь что нужно – внимание, они как ветераны войны - любят, чтобы власть их всегда замечала, к нуждам прислушивалась и уступала даже в волейболе. После игры они, как миленькие, за рюмкой чая все свои секреты рассказывают – записывать успевай. Конечно, губернатор этого никогда не видел, но ведь Чемезов и Сарычев обманывать не будут. Поэтому, если в ФСБ в сторону областной администрации кто-нибудь чихнет, мы об этом первые узнаем. Мрачные мысли роились в голове губернатора, накладывались одна на другую, но их поток Собянин прервал сам. Он еще раз посмотрел в темноту зрительного зала, нашел там глаза полпреда и смог прочитать в них одну фразу: «Сережа, все будет хорошо». После чего он окончательно успокоился. Сделал отрепетированный кивок Сарычеву, тот моментально вскочил с места, за ним поднялся весь зал, раздались бурные и продолжительный аплодисменты, энергетическая волна от которых, как цунами, должна была обязательно долететь до Владимира Путина. Однако, ударная сила этой волны разбилась о кирпичи филармонии и очень быстро угасла. Чистилище кадров Теперь вне всякого сомнения можно констатировать, что политический вектор, определяющий расстановку сил внутри областной администрации, изменил свое первоначально направление. Прежде всего, это выразилось в том, что новые политические реалии вынуждают назначенных губернаторов при формировании собственной команды обязательно присушиваться к пожеланиям со стороны екатеринбургского полпредства. Разумеется, пока эти рекомендации звучат как обычные просьбы, ни к чему, собственно, не обязывающие региональных лидеров. Тем не менее, можно предположить, что со временем отмахиваться от кадровых решений полпреда в губернаторских кругах будет считаться признаком дурного тона. Получив от Президента право предлагать к назначению губернаторов, полпреды перестали играть роль запасного колеса кремлевской машины. Их функциональное и политическое предназначение становится намного привлекательнее и интереснее прежнего. Ведь предлагая губернаторов на выбор Президенту, полпреды теперь будут вынуждены делить с ними бремя политической и социальной ответственности за вверенные им регионы. Не исключено, что совсем скоро аппараты полпреда возьмут на себя помимо контрольных функций отслеживание направлений финансовых потоков в регионах, выдачи заключений на бюджет и т.д., а еще и кадровый рекрутинг чиновников второго и третьего эшелонов. То, что данные установки уже начинают реализовываться, можно наблюдать на примере формирования команды Сергея Собянина, когда фактически центр принятия кадровых решений переместился из Тюмени в Екатеринбург. Хотя еще в начале марта чиновники из областной администрации были абсолютно уверенны, что состав нового областного правительства будет, как и прежде, определять лично губернатор. В этом случае ведущую скрипку в новом областном кабинете должны были играть люди команды Олега Чемезова (Сарычев, Сысуев, Шумков и т.д), в жертву которым обязательно были бы принесены чиновники первого губернаторского срока – Владимир Якушев и Павел Митрофанов. Причем аппаратное снижение веса вице-губернатора и амбициозного промышленного заместителя окончательно оформило бы в администрации области монополярную структуру. В этом случае Чемезов получал бы контроль над финансами, промышленностью и инвестициями, а правая рука Чемезова – Сарычев, закрепляя за собой оставшиеся после Якушева функции, становился бы единственным политическим менеджером областной администрации. На первом этапе реформирования администрации, нужно признать, губернатор действительно следовал заданной психотерапевтом (Чемезовым) установке. Перевод Якушева в Тюмень, разделение его полномочий между Сарычевым, Ульяновым, как и назначение на пост заместителя губернатора по финансам Татьяны Крупиной, свидетельство о последовательном аппаратном росте курса акций Чемезова и К. Единственное, что вполне резонно смущало наблюдателей, это задержка с формированием областного кабинета, которое, несмотря на заявление Собянина, не состоялось ни в конце марта, ни в середине апреля. Если для Чемезова и его людей все обстояло очень хорошо, то почему его так долго не назначают? Выходит, что влияние Чемезова на губернатора имело границы? Возможно, ответ, на этот вопрос, провисевший в воздухе больше месяца, будет известен уже в ближайший понедельник, когда на очередной коллегии губернатор объявит о сенсационных перестановках в своей команде. Только на этот раз под нож кадровой реформы могут попасть ее непосредственные инициаторы - Чемезов и Сарычев. Последний месяц ритм жизни областной администрации определяется понедельниками. И наступающий понедельник имеет все шансы стать поистине черным в карьере некоторых областных чиновников. Причем причины этого следует искать в общероссийских тенденциях, охвативших страну после цветных революций, вирус которых последовательно поражает бывшие союзные республики. В Кремле, похоже, если еще до конца и не осознали, то начинают понимать уроки Акаева, Януковича и Шеварнадзе. Для того, чтобы избежать повторения событий, власти жизненно необходимо объявить войну коррупции во всех ее проявлениях. Иначе противопоставить оппозиции на парламентских и президентских выборах ни партии власти, ни будущему кандидату в Президенты будет нечего. Тем более, что главным лозунгом выборов 2008 года будет призыв не к свободе, как это было в 90-х, а к справедливости. Сегодня антиреволюционный иммунитет Кремлю могут дать только открытые, честные судебные антикоррупционные процессы и выборы. Поэтому вслед за приговором Ходорковскому, государственным чиновникам разных рангов следует быть готовыми к тому, что теперь люди в прокурорской форме могут постучаться и в их дверь. Ведь с олигархами (кроме Березовского) Кремль, похоже, уже обо всем договорился. Разумеется, нужно понимать, что основной мишенью антикоррупционной кампании будут не сотрудники Старой площади и Белого Дома - эти чиновники, также как и жены цезарей, вряд ли попадут под подозрение. Прокуроры станут искать главных оборотней в пиджаках в провинции: в университетах, лечебных учреждения, в районных, городских и областных администрациях. Ведь за этих людей в высоких коридорах мало кто может замолвить доброе слово, а близость их к населению (ради которого и будет дан старт компаниии) очевидна. Поэтому, именно регионам выпадет честь принимать первую волну антикоррупционной компании, проходя этап внутреннего очищения от преступных элементов. В этой ситуации у губернаторов есть два пути. Первый - ждать пока к ним придут с обыском, покажут дело на сотрудника, тем самым поставят их перед фактом, чем окончательно бросят тень на всю администрацию. Второй - провести ревизии самостоятельно, вычистив собственный аппарат от ненадежных звеньев, попрощавшись с верными друзьями ради своего и их же блага. Зная пионерскую манеру тюменского губернатора идти на шаг впереди президентских инициатив, можно быть уверенным, что для него час расставания с отдельными индивидами, если и не настал, то пробьет совсем скоро. К тому же слухи, гуляющие по Тюмени, об имевших место частых секретных вояжах в столицу области представителей генеральной прокуратуры, о неких бумагах, подробно описывающих схемы отмывания бюджетных средств, лежащих в сейфе у главы администрации Президента, усиливает нервозность и неуверенность в губернаторской команде. А недавнее похищение в администрации области ноутбука из кабинета помощника Чемезова (кстати, второго за последние полгода) вовсе выбивает из колеи. Разумеется, пока неизвестно, какие секреты скрывала в себе эта японская шкатулка Пандоры, но, судя по переполоху, царившему несколько дней в областной администрации, новый хозяин машинки при желании мог узнать из нее много интересного о планах Чемезова и его окружения. Именно Чемезов и его люди являются сегодня основными объектами изучения правоохранительных органов. И если, пока на него уголовных дел нет, то это дело времени. К тому же некоторые сотрудники областной администрации открыто заявляют об ультиматуме, поставленном полпредом перед губернатором: «будешь работать с Чемезовым – сядешь вместе». Действительно, тянущийся за друзьями Чемезова преступный шлейф, начиная от убийства прокурора Ханты-Мансийского автономного округа, отмывания денег, захвата прибыльных бизнес структур, создает реальную угрозу как функционированию всей областной администрации, так и будущей карьере областного губернатора. Очевидно, что Собянин находится в состоянии трудного выбора. Сегодня ему необходимо решить, с каким багажом и какой командой он собирается отправиться в пятилетнее плавание? Какие принципы в политике будут исповедовать его подчиненные? Будут ли они продолжать управлять «по понятиям», как сейчас, либо станут считать нормы законов истиной в последней инстанции? Этих, как, впрочем, и других вопросов, к губернатору накопилось много. Однако, смеем предположить, что на большинство из них губернатор до сих пор не готов ответить. К тому же расставание с Чемезовым (его прочат на место вице-президента ТНК), помимо того, что повлечет болезненный разрыв дружеских отношений с министром финансов Алексеем Кудриным, заставит губернатора не останавливаться на достигнутом. Вполне вероятно, что кроме Чемезова, Екатеринбург попросит Собянина пересмотреть свое отношение к Кулешову, Петренко, Васильеву, Закиеву, Гонцову, Маханову, Мукумову и т.д., также отмеченных участием в различных грязных схемах. Таким образом, результатом новых кадровых реформ может стать почти 70% обновление команды тюменского губернатора. Но на это нужно и необходимо решиться. В связи с этим резонно задаться вопросом: с кем и кто будет работать на губернатора? Вице-губернатор Сметанюк - фигура не полновесная, ему не хватает ни опыта, ни авторитета. Ему больше подходит роль посла, либо спецпредставителя Тюменской области где-нибудь за рубежом. Его умение торговать собственным лицом могло бы принести в экономику области существенные инвестиции, но, находясь на посту вице-губернатора, его присутствие не добавляет стабильности региону. Социальный заместитель губернатора Наталья Шевчик тоже не тянет на роль локомотива областной администрации. Ее запаса энергии с трудом хватает на социальную сферу, поэтому дальнейшее использование исчерпанных «социалкой» многофункционных возможностей Шевчик крайне проблематично. С успехом бы справился с частью административных функций Владимир Якушев, но губернатор уже отправил его в свободное городское плавание. И о скором возращении назад пока речи быть не может. Таким образом, даже если обозначенные перемены так и не произойдут, основную лямку администрации области будет тащить сам Сергей Собянин. Причем если в ближайшие два года ему не удастся сменить ее на московскую, то политическую карьеру Собянина можно будет уже считать законченной. В этом случае должность главы области будет последней и конечной точкой в карьерной судьбе некогда молодого и перспективного югорского политика. Тюменский Тянь-ань-Мэнь Успешно начавшийся переназначением год, уже к середине апреля оборачивается для тюменского губернатора тяжелым кризисом за все время пребывания у должности. Внезапное «прозрение» правоохранительных органов в отношении команды тюменского губернатора заставляет наблюдателей предполагать, что процесс борьбы с коррупцией в АТО (действительно перешедшей все мыслимые границы - по некоторым оценкам в Тюменской области разворовывается около двух третей областного бюджета), был инспирирован представителями «чекистской группы» в администрации Президента, которые сочли, что на распоряжение двухмиллиардным бюджетом Тюменской области могут найтись и более достойные кандидаты, чем команда Сергея Семеновича. Своим молниеносным переназначением (обошедшемся по некоторым данным в 10 миллионов долларов) Собянин, надо признаться, спутал карты возможных претендентов на губернаторское кресло. Теперь если кто и желает занять «золотое» тюменское кресло в этом году, то одних коррупционных разоблачений будет недостаточно. Президент связан своим январским назначением и, чтобы он применил к Собянину свой механизм недоверия, необходимы веские доказательства недееспособности тюменского губернатора в глазах, как населения, так и руководства страны. В ситуации, когда предупрежденный Собянин производит профилактическую зачистку своей команды от наиболее «отморозившихся» соратников, снаряды бережно сшитых уголовных дел против Чемезова, Митрофанова и.т.п. могут пролететь мимо. Для заказчиков губернаторского кресла жизненно необходимы явления массового протеста населения - «тюменский майдан», который покажет федеральному центру, что Собянин до такой степени утратил контроль над территорией, что в стабильной и экономически процветающей Тюменской области начались массовые волнения. Неизвестно у кого Собянин учился административной глупости, но его достижения на этом поприще удивляют даже на фоне других региональных руководителей. Действительно, какой другой руководитель субъекта федерации по итогам краткой беседы получает формирование массовой и хорошо организованной оппозиции в доселе стабильном регионе. Именно этого добился Сергей Семенович, поговорив 30 марта с ректором ТюмГУ Г.Ф. Куцевым. Напомним что в ходе «дружеской» беседы Соябнин предложил Куцеву объединить вверенный ему вуз с Тюменским нефтегазовым университетом под руководством ректора последнего - Н.Н. Карнаухова. Куцев бы стал почетным президентом нового вуза, а в качестве бонуса ему было обещано содйствие в прекращении тлеющего уже 2 года уголовного дела. Естественно Куцев под воздействием кнута и пряника согласился с таким планом своей отправки на пенсию, а разработчики плана - Карнаухов и бывший проректор ТюмГУ Заболотный - стали шумно на всю Тюмень торжествовать свою победу, что позже сыграет свою роль. Ситуация с объединением вузов не ускользнула от внимания постоянно действующей в Тюмени негласной пиар группы претендента на губернаторское кресло, который решил использовать ситуацию в свою пользу. Дело в том, что ни Собянин, как исполнитель плана разгрома университета, ни Заболотный, как его автор, совершенно не учитывают специфику высшего учебного заведения, а именно - его независимость от местных властей (в т.ч. и финансовую), а также наличие в вузе органа самоуправления в виде Совета университета, который укомплектован умными и амбициозными профессорами. Как только Куцев официально объявил своим подчиненным, о грядущем объединении среди профессуры и менеджмента университета началась паника. Все понимали, что для них приход Карнаухова означает конец не только надежд на дальнейшую карьеру, но и перспективу потери работы, а также многочисленных унижений от потери руководящих должностей. Тонуть вместе с Куцевым не захотел никто. Сопротивление плану объединения начало быстро и профессионально организовываться, причем, приняло изначально антисобянинский характер. Нельзя однозначно утверждать, что московские эмиссары вошли в контакт с Советом ТюмГУ, но показательно, что уже на второй день возмущения в университете пошли разговоры о сборе подписей под обращением к Президенту с просьбой об отставке Собянина. Масла в огонь подлили самоуверенность и слабые управленческие способности горе-претендента на пост ректора ЗАСНУ - Н.Н. Карнаухова. Он уже с начала апреля рассказывал всем и каждому, как будет делить университетское наследство. Закономерным итогом стал факт, что 7 апреля кто-то в нефтегазовом университете решил испортить обедню «любимому ректору» и опубликовал на одном из сайтов вуза (это мнение автора и действительности не соответствует. прим. публикатора) сенсационные подробности дележки универовских денег. Со ссылкой на одного из проректоров ТГНГУ сообщалось, что Собянину обещано за оказание давления на Куцева и проталкивание объединения в Москве три миллиона евро в год от прибыли ЗАСНУ. Таким образом, факт коррумпированности Тюменского губернатора впервые перешел в плоскость публичного обсуждения. Тем временем, борющиеся за свое спасение универовцы переходят к переносу борьбы за свое будущее на тюменские улицы, подав заявку на проведение митинга студентов 21 апреля в день проведения очередной областной Думы. Таким образом, Собянин оказался перед серьезным кризисом, источниками которого являются три краеугольных камня его правления. Это - готовность лезть поперек батьки в пекло в случае всех даже самых бредовых инициатив федерального центра, неимоверная жадность и коррумпированность, и, наконец, презрение к интересам и чаяниям простых людей. При этом аналитики утверждают, что в условиях отсутствия у Собянина сильных и компетентных советников (не считать же таковым Сарычева, который уже довел своими советами до ручки Рокецкого и чуть было не довел Филипенко), он дальнейшими действиями только будет усугублять ситуацию. Раньше тюменский губернатор не был замечен в гибкости и уме при выходе из кризисных ситуаций. Самым разумным выходом для него было бы публичное дезавуирование идеи объединения вузов, что перевело бы агрессию масс на Карнаухова и Минобразования. Но, по прогнозам следящих за ситуацией московских аналитиков, Собянин будет пытаться дожать университет административным ресурсом, что абсолютно бессмысленно в данной ситуации. На 40 тысяч студентов и преподавателей уголовных дел не заведешь, а никакие обещания университетской верхушке не перевесят те выгоды, которые они могут получить, установив контроль над вузом после выхода Куцева на пенсию. Интерес претендента на кресло Собянина, остающегося пока анонимным, просчитывается достаточно четко: затянуть и разжечь конфликт между обладминистрацией и университетом, доведя его до стадии сбора подписей за отставку тюменского губернатора. Потенциал ТюмГУ в борьбе с региональной властью оценивается как весьма высокий. Университет способен единовременно вывести на митинг до 10 тысяч человек и собрать 50 тысяч подписей на юге области, плюс неустановленное число в автономных округах, где возможности филиалов ТюмГУ будут подкрепляться благожелательным отношением окружных властей к идее отставки Собянина. Как представляется, без потерь из нынешнего кризиса Соябнин выйти уже не сможет. Базис протестных настроений в регионе все возрастает, чему способствует, подчеркнуто асоциальная политика тюменского губернатора, рассчитанная, видимо, на депопуляцию вверенной ему территории. От Собянина требуется необычно много - ввести коррупцию в социально-приемлемые рамки, направив часть разворовываемых средств на повышение зарплаты бюджетникам, которые вскоре могут стать питательной средой очередных протестов. А самое главное - надо умерить жадность и амбиции своего окружения, прекратив скандальные переделы собственности вроде инцидента с ТюмГУ. В противном случае, уже осенью Президент выразит Сергею Семеновичу свое недоверие, а желающие занять пост тюменского губернатора, которым Путин доверяет больше, всегда найдутся. Вместо заключения Часы в кабинете губернатора мирно отстукивали ход областной истории. Большая стрелка циферблата неумолимо приближалась к 10. До боя курантов и очередной коллегии администрации оставалась меньше минуты. За столом у окна, обхватив голову, сидел Сергей Собянин. Глядя на губернатора со стороны, могло показаться, что он плачет, но это было не так. Собянин изучал новую структуру правительственного кабинета. Ее ему принесли в последний момент, и он хотел еще раз успеть вникнуть во все тонкости. С правой стороны от Собянина лежали тексты новых распоряжений по кадровым вопросам. Их Сергей Семенович решил пока не подписывать. Губернатор был очень суеверный человек и не хотел противоречить приметам. Если начнешь понедельник с увольнений, потом всю неделю будешь только этим и заниматься. Он вспомнил 2001 год, когда, придя в областную администрацию, ему приходилось подписывать пачки заявлений старых чиновников по собственному желанию. Собянину стало не по себе. Он встал, прошелся по кабинету, посмотрел на площадь, где уже начала собираться молодежь. Демонстранты уже разворачивали плакаты, прочитав которые, Собянин пришел в ужас. «Они хотят, чтобы я ушел в отставку», но почему?.. Он вернулся к столу, набрал внутренний номер вице-губернатора Сметанюка и повелительным тоном попросил объяснений. Человек на другом конце трубке явно занервничал. «Сергей Семенович, но вы же сами сказали, что ВУЗы нужно оптимизировать, вот мы и начали сливать ТГУ с Нефтегазом», - заявил вице-губернатор. «Но я просил без шума», - не унимался губернатор. «Да это остаточные явления. Завтра все кончится», - успокаивал губернатора Сметанюк. «Да меня не это интересует. Я не могу понять, почему они требуют не вашей, а моей отставки. Они что, не видят, как хорошеет Тюмень. Какие дороги здесь по 70 миллионов за километр строятся. И не я же, черт побери, о слиянии ВУЗов говорю, а Вы», - прокричал в трубу губернатор. «Да все они видят и все знают. И, поверьте, вас очень сильно любят, просто недоразумение вышло. Им кто-то мозги промыл и говорят, что у нас в администрации коррупция засела. Не иначе как Черепанов подрывную работу с молодежью ведет». «А кого они в коррупции обвиняют»? - неожиданно спросил губернатор. «Да почти всех, кроме меня и вас», - со вздохом проронил Сметанюк. «Да я же уже решил - завтра всех и уволить. Будем работать только ты и я». «Как, а помощников? А Заболотного? А секретарши? Их-то почему»? - не унимался Сметанюк. «Сергей, я сказал всех. Значит всех. Их вирус коррупции и семейственности тоже поразил. Новых помощников и секретарш наберем, лучше прежних. Таких, как Анастасия Ракова. Тебе же Настя нравится», - сказал как отрезал губернатор. На том конце провода наступило молчание. «Но ведь это же тогда получается кадровая революция», - с горечью в голосе заявил вице-губернатор. «Да, Сергей революция, но лучше ее самому провести, нежели ждать, пока за тобой придут люди с повесткой, мне так Петр Латышев посоветовал и Сурков, кстати, тоже», - и губернатор бросил трубку. В следующую секунду Собянин уже пописывал распоряжения о расформировании областной администрации и о конкурсе на замещение вакантных должностей в областной администрации. И с чистой совестью губернатор уже собирался отправиться на коллегию, как вдруг забили часы. Собянин открыл глаза и понял, что спит. Он еще раз вспомнил сон, улыбнулся и понял, что при желании он иногда может быть справедливым и честным. Или мы все ошибаемся?

Исходный текст

Harper