официальный сайт регионального отделения

News

[20.12.2004]
Апельсины в России
Автор: 
Константин Киселёв
Информационная ошибка власти В душной информационной атмосфере России появилась тема. Революция! И не где-нибудь, а в Украине. У таких же, как и мы. Можно сказать в СССР. И не на Кавказе. Фактически у нас. Журналисты ухватились за тему и, как говорится, раскрутили. «Указивки» запоздали. Агитационные визиты и преждевременные поздравления В.Путина добавили масла в огонь. Власти спохватились, но было поздно. Революция в российской информационной повестке случилась. И свидетельство этому не только серьезные информационные программы на солидных телеканалах. Анекдоты о Ющенко и Януковиче заполонили соответствующие сайты. Оранжевая одежда вызывает шутки о политических пристрастиях ее хозяина. И даже любителей апельсинов «подозревают» в политической некорректности. Тональность государственных и иных контролируемых СМИ, конечно же, постепенно стала меняться. Начали нагнетать националистические страсти. Конспирологи всех мастей вновь разоблачили заговор. Лицо мировой закулисы в очередной раз оказалось еще страшнее, чем предполагали самые закоренелые евро- и американофобы. И все равно самым часто задаваемым политическим вопросом стал один: ВОЗМОЖНА ЛИ «ОРАНЖЕВАЯ» РЕВОЛЮЦИЯ В РОССИИ? За этим простым вопросом, при любом на него ответе, стоит не только страх правящей элиты за свою судьбу, но и принципиальнейшее признание общественным мнением того, что РЕВОЛЮЦИЯ В РОССИИ НУЖНА. Даже в ответе «Нет!», слышится «К сожалению». Массовое сознание, часто само того не желая, пришло к выводу, что власть и общество в России стоят по разные стороны баррикад. Общество постепенно, медленно стало позиционировать себя как субъекта политического действия. Причем позиционировать не просто по отношению к власти, а по отношению к плохой власти. Власть в России стала терять не только нравственную, но и политическую легитимность. Массы открыли для себя улицы и площади. Пока, правда, виртуально, на экранах телевизоров. Массы постепенно начали осознавать себя политической силой. В этом и заключается основное значение украинских событий для России. Но есть одна большая ложка дегтя: сдвиги в массовом сознании произошли не благодаря действиям российской оппозиции, а в результате ошибки властей. В.Ющенко и В.Путин Агитационная поездка В.Путина в Украину едва ли принесла пользу В.Януковичу. Представляется весьма правдоподобной гипотеза о том, что визит российского президента поляризовал ситуацию, при этом мобилизовал «оранжевую» оппозицию, оттолкнул сомневающихся избирателей и часть элиты от В.Януковича, а также попутно «расслабил» его электорат. Появилась даже шутка: «Хочешь «завалить» кампанию, пригласи В.Путина». Даже если усомниться в правдоподобности высказанной гипотезы, следствием действий В.Путина в любом случае стали рост антироссийских настроений в Украине, обострение отношений России с Западом, усиление изоляционистских перспектив для России и, что менее важно для всего мира, но принципиально для России, обвальная девальвация личного ресурса российского президента. Критика В.Януковича и реверансы в сторону В.Ющенко ситуацию уже не исправят. При всем при этом отношения между странами и их главами сложатся. Главам государств положено улыбаться. Они и будут улыбаться. Никуда не денутся. Куда поедет В.Ющенко поначалу, если, конечно, выиграет выборы, – вопрос из сферы дипломатического византийства. Принципиально другое. Теперь В.Ющенко выбирает, он принимает решения, он выиграл право играть белыми, он более субъектен, чем В.Путин, которому придется мириться с выбором своего коллеги или сопротивляться не им принятому решению. Благодаря В.Путину Украина потеряла «старшего брата», с которым ранее была необходимость советоваться, согласовывать свои решения. Украина пошла в Европу. И результаты «третьего тура» по большому счету уже не важны. Россия осталась сидеть дома на сундуке с хламом и беречь свое патриархальное наследство под звон колоколов, пасхальных яиц и завывания бородатых ревнителей чистоты традиций «времен Курочки Рябы». О Ю.Тимошенко и русских революционерах Ю.Тимошенко иногда производит впечатление человека не совсем адекватного. Однако, какое иное впечатление может производить пламенный трибун с нимбом из косы, одетый в оранжевую кофту? Но это-то полбеды. Когда-то префект Парижа времен Французской революции Косидьер сказал про Бакунина: «В первый день революции – это клад, на другой день его надо расстрелять». Префект отметил то, что русский революционер совершенно не имел никакой склонности к созидательной работе, но был мастером бунтовать, сражаться на баррикадах и сидеть в тюрьмах. Логика революции часто призывает особых людей, далеких от созидательной работы. Логика революции продолжает действовать и после победы. М.Саакашвили, например, до сих пор ловит ведьм. Грузии от этого лучше не становится. Отныне эта опасность грозит и Украине. Очевидно, что для Украины, как и для России, было бы лучше, если бы революция завершилась как можно быстрее, а ее руководители оказались грамотными стратегами, администраторами и экономистами. И честными. Если же этого не произойдет, то при общем позитивном, но замедленном, движении в сторону Европы Украине предстоит пережить пару-тройку криминальных войн, переделов собственности и тому подобных радостей, хорошо знакомых россиянам. При этом основным сдерживающим фактором будет выступать не Россия, которая напротив будет активным участником «разборок», но Европа, которая потребует соблюдать приличия. Кстати заметим, нехватки революционеров в России не было никогда. Нет дефицита и сейчас. Пламенных ораторов пруд пруди. Проблема заключается в том, чтобы построить баррикаду. Оппозиция Оппозиция в России воспрянула духом. И у нас может случиться. И мы можем. И у нас найдутся свои тимошенки и ющенки. Мы еще всем покажем. Мы еще вполне способны. Рано нас похоронили. И давай наперегонки поддерживать «оранжевых». Все правильно. Все технологично. Присоединиться к зарубежным «товарищам», чтобы те «поделились» успехом. Но на этом долго не протянешь. Все это напоминает «Кладбище домашних животных» Стивена Кинга. Сходили к соседям, реанимировались. Только вернулись оттуда все равно полутрупы. И вновь началось. Собрались. Поговорили. Поругали. Объединились. Продекларировались. Посчитались. Поспорили. Померялись. Разъединились. Доложились-отчитались. Оправдались. Поплакались. И далее по кругу. Печально все это. Недавно пришло письмо из Питера. Преподаватели-обществоведы объявляют бойкот первому каналу имени Путина-Эрнста. За то, что говорит неправду. За то, что утаивает и укрывает. За то, что прислуживает, а не служит. Понятно, что организовать бойкот на практике невозможно. Но почему-то эта простая и искренняя акция много ближе, чем лобызающийся с В.Ющенко Б.Немцов. Еще раз о технологиях После поражения В.Януковича (а расценивать произошедшее иначе как поражение нельзя) вдруг все мы стали регулярно слышать постанывания, исходящие от различных представителей команды премьер-министра и апологетов российского режима – все это технологии. Технологии американские. И уже только поэтому гнусные и гадкие. Технологии манипулятивные и черные. Значит совсем мерзкие. И ко всему прочему баснословно дорогие. И это уже – ни в какие ворота. Ясно, что все эти стоны по поводу дорогостоящего манипулятивного американо-европейского вмешательства есть, с одной стороны, такая же манипулятивная технология, нацеленная, заметим, прежде всего на Россию, с другой, попытка самооправдания. Что же получается? А получается, что, испуская эти стоны, российская власть на пару с властью украинской прямо и открыто признаются в собственной импотенции: ничего то мы не можем, кроме как с разной степенью громкости постанывать, да укреплять вертикаль власти. Увы, от чистосердечного признания властей никому не легче. Технологии были с двух сторон. Разве голосование на дому и явка почти в 100 % в ряде восточных регионов – это не технологии? Разве доминирование на всех телевизионных каналах – это не технологии? Разве административный ресурс – это не технологии? Разве поездки и поздравления В.Путина – это не технологии? Можно продолжать. В этой связи принципиальный вопрос: а мог ли В.Янукович выиграть? Пусть история не терпит сослагательного наклонения, но В.Янукович выиграть мог. Просто работать было надо. Другими словами, все в Украине было как везде: деньги зажимали и воровали до последнего, слушали умудренных в аппаратных играх советников, которые в который раз бубнили что-то умное, надеялись на административный ресурс и т.д., и т.п. Писать об этом, право, скучно. Оставим это занятие мэтрам «оправдательной аналитики». Проблема не в технологиях. Проблема в стратегии. И всего три вопроса: Верно ли была сделана ставка? Действительно ли интересы России связаны с командой Л.Кучмы-В.Януковича? Или с донецким кланом связаны интересы только команды В.Путина? Если аргументированный ответ на последний вопрос едва ли сегодня возможен для стороннего аналитика, то первые два вопроса «разбору» подлежат. Из двух зол Честно говоря, ни В.Янукович, ни В.Ющенко особых симпатий не вызывают. И у одного, и у другого в прошлом есть много моментов, которые их, мягко говоря, не красят. Клановость, коррупция в украинской политике – норма. И это общеизвестный факт. Один из украинских политиков как-то сказал, что в его стране слова политика и воровство являются синонимами. Но Бог им судья, наши – не краше. Плюсом к этому – раскол страны по географическому, национальному, языковому, возрастному и даже профессиональному признакам. И в этих условиях Украине нужно было определиться. Представляется, что действительно рациональный выбор мог основываться только на выборе стратегического пути развития. Что выгоднее Украине? Что выгодно ВСЕМ украинцам независимо от места проживания, религиозной принадлежности, языка и прочего? С кем окажется Украина? С Россией и режимом В.Путина? Или с Европой? Европа выглядит привлекательнее во всех отношениях. Таким образом, изначальный посыл В.Ющенко был объективно сильнее. Кроме того, и это очевидно для всех, что союз с Россией не создает НИКАКИХ барьеров для коррупции и нарушений прав человека. Также как не порождает никаких особых экономических модернизационных импульсов. Тогда как Европа является мощным ограничителем на пути коррупции. Европа будет требовать соблюдения основных прав и свобод. Европа, наконец, – надежда на модернизацию, на встраивание в европейскую экономику. Естественно, что легким не может быть ни один, ни другой путь. Но в Европе есть надежда. Выбор украинского избирателя при всех прочих равных условиях, мне кажется, был очевиден. Не учитывать этого российские политики, принимающие решения, не могли. И почему же тогда они сложили все яйца в одну корзину? Варианты ответов очевидны и по большому счету не исключают друг друга. Ответ первый: интересы питерской команды связывают настолько тесные отношения с донецким кланом, что стоило рискнуть при любом раскладе. И в этом случае поддержка полковником ФСБ дважды судимого кандидата выглядит обоснованной. Ответ второй: была сделана ошибка. Что ж, посмотрим, кто будет наказан. Ответ третий: Россия выбрала свой стратегический путь и решила отдалиться от Европы в сторону Китая и Индии. Сомнительный, надо сказать, выбор. Что в итоге? При любых ответах очевидно, что просчеты допущены, ставка сделана неудачно не на того, выбранная стратегия сомнительна. Россия в проигрыше. Из двух зол Украина выбрала меньшее, а Россия большее. О расколе Раскол общества на Украине произошел. По национальным, по языковым и иным границам напряженности. Но этот раскол вполне преодолим. Если, конечно, не произойдет его юридического оформления. Пока же раскол стал обычной технологией. Сторонников В.Ющенко стали им пугать. Дескать, именно они виноваты в том, что общество разделилось. Российских ура-патриотов и ультра националистов стали радовать тем же самым. Крым, господа-товарищи, станет российским. И Донбасс. И Херсон. И Николаев. И Тузлу сами отдадут. Все станет нашим. Или сразу, или постепенно. И обыватель верит в эти, иначе не скажешь, глупости. Сегодня не вчера. Любое разделение любой страны сегодня должно быть санкционировано мировым сообществом, в котором Россия не на первых, увы, ролях. И нужно понимать, что раскола Украины в случае победы В.Ющенко это самое мировое сообщество не допустит. Максимально возможный вариант – молдавский. Псевдо независимость в условиях вяло текущих политических процессов. Пользы Приднестровью от этого никакой, ибо европейской перспективы приднестровцы лишились надолго. Кому на Украине нужен этот вариант? Кому нужна изоляция? Никому. Соответственно, для России в результате раскола Украины политические и экономические издержки окажутся с неизбежностью настолько большими, что жизнь медом не покажется. А вот народу о временах железного занавеса вспомнить придется. Поражение правительства Международные поражения В.Путина и им сформированного правительства следуют одно за другим: от Курил и Амура до Днепра. И это уже прямо сказывается на жизни в России. И совсем не в том, что россияне временно лишились части абхазских мандаринов в результате закрытия железнодорожного сообщения с Сухуми. Потерпевший очередное поражение российский президент, изнасилованное по собственной глупости российское правительство могут стать политическими маньяками в полном соответствии с закономерностями, описанными классиками психологии. Очевидно, что В.Путин не способен к чистосердечному раскаянию и покаянию. Психотип и «секретная закалка» дают о себе знать. Более того, судя по всему, ему начинает нравиться вызывать страх. Центральная власть получает все большее удовольствие от своей политической жестокости, а депутаты, сенаторы, губернаторы и прочий политический бомонд наперегонки лезут под политическую плетку и благодарят, благодарят, благодарят… Подтверждение этому могут увидеть все. Например, как иначе оценить милитаризацию бюджета, попытки заживо похоронить гражданское общество и свободу СМИ и тому подобные решения и действия? Правительство и В.Путин многократно доказали, что они не учатся не только на чужих, но и на своих ошибках. Или учиться не хотят. Другими словами, то, что называют ошибками, таковыми на самом деле могут и не являться. И вполне вписываться в какую-то стратегию, связанную с интересами путинско-питерской группировки. Таким образом, чем больше ошибок или неудач в реализации собственной стратегии (кому как угодно), тем больше будут страдать люди, страна. Поэтому, может быть, стоит желать нашему руководству только успехов? И на всех фронтах. Иначе дышать станет еще труднее. Создается впечатление, что российская власть боится всего. И все силы тратит на предотвращение угроз, которые в большинстве случаев являются мнимыми. И вот уже треть бюджета страны тратится на оборону и иные охранительные функции. Кого боимся? Своей тени? Ответственности? Своего народа? Или просто воруем? Потеря символов Принципиально важным следствием украинских событий стал очередной проигрыш в борьбе за символы. В.Путин уже навсегда проиграл такие символы как свобода, свобода слова, права человека, демократия. А это символы принципиально значимые, работающие. Вспомните советские времена. Даже тогда власть вполне успешно играла на этих символах, понимая их важность. СССР был страной свободного труда, передовой социалистической демократии, где всем были гарантированы все права. Нынешняя власть в своей политике опирается на иной символический ряд: патриотизм, великодержавность, свой путь, вражеское окружение, война с терроризмом, вертикаль власти, страна в опасности и т.п. Неизбежным технологическим спутником всей этой символики является страх. Другими словами, для распространения этих символов народ нужно сначала напугать. И все это без компенсационных символических механизмов, создаваемых либеральной оппозицией. Просто в силу ее вымораживания. В результате власть и В.Путин перестали быть для народа родными, заслуживающими доверия. Символы патернализма начали ослабевать. Власть уже не любят. Ее боятся. Ее пытаются обдурить, обмануть. Власть с технологией страха втянула себя с замкнутый круг. Чем больше ее не любят, тем сильнее она пугает. Чем больше она пугает, тем сильнее ее не любят. В результате логика развития символических рядов с неизбежностью будет приводить политическую жизнь страны к радикальному национализму и тому подобным малоприятным вещам. Баррикады в России Так возможна ли оранжевая, апельсиновая, каштановая или какая-то иная революция в России? Казалось бы, многое говорит в пользу такого сценария. Власть не верно позиционируется, совершает непопулярные действия, особых результатов правления В.Путина не видно, утрачены компенсационные механизмы в виде свободных СМИ, социальная напряженность в обществе нарастает и т.д. Нынешние оппозиционеры в своем большинстве отвечают на этот вопрос также утвердительно. Вспоминают разрушившийся в одночасье Советский Союз. Видят себя впереди демократических колонн. Уповают на объединение. Ждут помощи. Представляется, что просто набивают себе цену. Или выдают желаемое за действительное. Дело в том, что любая революция требует внятного символического оформления. Как в Грузии. Как в Украине. Как в десятках других мест. Иногда это символическое оформление имеет характеристики идеологии. Максимально, что сегодня могут сказать правые: мы против авторитаризма и за демократию, мы за западные ценности. На этом все попытки позиционирования завершаются. Максимум коммунистов – справедливая заработная плата, равенство, долой Чубайса, Сталин – молодец, мы выиграли в войне в 1945 г., как было хорошо при Хрущеве-Брежневе. И все. И первого, и второго для баррикад явно не хватает. Или пока не хватает. Дело также в том, что либеральная идеология не способна к взрывному развитию, а сами либералы органически склонны к сотрудничеству с властью. И заставить их быть радикальными невозможно. В этом случае они перестают быть либералами. Коммунисты, в свою очередь, нацелены не вперед, а назад. Их идеал частично уже востребован и поглощен властью, которая в сослагательном наклонении открыто ностальгирует по «победам» ГКЧП. Иное – национализм, правый радикализм. Символы, которыми оперируют Дмитрий Рогозин и Владимир Жириновский, обладают высочайшим мобилизационным потенциалом, который, заметим, вполне совместим с анархо-синдикалистскими, «даешь-зарплатными» настроениями. Так что, если и возможны где баррикады, так это только в Татарстане, на Северном Кавказе и других регионах, в которых тлеют угли национального сепаратизма. Либералы раздувать огонь едва ли будут, а вот патриоты-националисты, полировщики властного шеста всех мастей вполне способны (сами того не желая, сознательно, по ошибке или по глупости) учинить пожар вполне приличных размеров. Инициировать революцию могли бы анархо-синдикалистские выступления. Забастовки и голодовки стали привычным оружием борьбы. Однако все эти выступления, во-первых, имеют локальный характер, а во-вторых, власть сегодня имеет значительные финансовые ресурсы для подавления любой синдикалистской активности. Колбаса с бумажными наполнителями стоит не очень дорого, а курить можно и «Приму». Наконец, столица исправно голосует за Ю.Лужкова, искренне поддержавшего «лучших представителей» донецкого клана. И в ближайшее время никакие технологии здесь не помогут. 2008 г. То, что в 2008 г. В.Путин реализует план по передаче власти, особых сомнений не вызывает. Стоит надеяться лишь на то, что преемник будет умнее и честнее. Сегодня проблема В.Путина в другом. Срок его правления скоро закончится. Пора бы задуматься о том, а что останется от него в истории? Если и дальше все пойдет по заявленному после Беслана сценарию, то В.Путин рискует остаться в памяти народной, как человек, который душил, но не додушил свободные СМИ, мочил, но не замочил чеченских боевиков, спасал Россию от угроз развала, но не спас, зато окончательно отдал российские острова Китаю и Японии. Не собиратель, но транжира земель российских. Это не забудется никогда. Таковы законы символической политики. Гарантия бессрочная.

Исходный текст

Константин Киселёв