официальный сайт регионального отделения

News

[23.03.2005]
КАК ОБЪЕДИНИТЬ ТЕХ КОМУ, НЕ НРАВИТСЯ СЛОВО «ЕДИНЫЙ»
Персоналия: 
Источник: 
Источник
0
Название: 
МК в Тюмени
Тип: 
Газета
Провести круглый стол на тему объединения местных демократических сил предложил активист «Яблока» Алексей Костылев. Однако мы решили не идти по стандартному пути – обзвонить номинальных лидеров имеющихся демократических партий и пригласить их к разговору. Вместо этого мы обратились ко всем заинтересованным лицам через газету. К нам пришли Валерий Багин – председатель совета тюменского регионального отделения Партия возрождения России, Всеволод Бессараб – предприниматель, работающий пенсионер, Александр Верховский – заведующий лабораторией, Ирина Иноземцева – председатель тюменского областного профсоюзного центра, Михаил Киселев – секретарь РО Российская экологическая партия «Зеленые», Вадим Постников – лидер общественной организации ТРО ООД «За права человека». Владимир Холодов – представитель Профцентра по Тюменской области, председатель Тюменьоблпромпрофсоюза. Символично, что кроме представителя «Яблока» Алексея Костылева, в дискуссии участвовал член политсовета СПС Вадим Постников. Но на нашем круглом столе, как и было задумано, излагались не позиции политических партий и движений, а просто мнения людей, заинтересованных и активных. Может быть поэтому, минуя вопрос о том, «кто виноват», участники круглого стола сразу перешли к вопросу о том, «что делать». Сверху или снизу Первый вопрос, на который отвечали собравшиеся: возможно ли объединение людей, заинтересованных в защите политических свобод «снизу», или нужно ждать, когда в Москве договорятся лидеры. Всеволод Бессараб. Еще 10 лет назад идея объединения демократических сил возникала «снизу», но амбиции «вверху» этого не позволили. Движения снизу быть не может, поскольку нет источников финансирования. Их на нижнем уровне даже представить невозможно. В то же время Комитет 2008 имеет ресурсы, возможности и средства для объединения, но непомерные амбиции. Сегодня вопрос об объединении стоит также непонятно, как и 10 лет назад. Инициатива сверху, в принципе, имеет возможность объединить регионы. Но я не очень себе представляю, как движение, родившееся, например, в Тюмени, может объединить остальные регионы. Вадим Постников. Идея об объединении всех демо-кратических сил на сегодня мне кажется утопичной по двум причинам. Первая, у русского народа нет традиции объединяться, вторая, нет условий для существования гражданских союзов, а тем более общественно-политических движений. Нет экономических условий для существования благотворительных фондов, нет возможности отдавать деньги на поддержку хотя бы гражданских союзов вместо налоговых платежей. А тем более, нельзя давать деньги на поддержку каких-либо общественно-полических движений кроме титульных, поскольку мы скатываемся к полицейскому государству. Мне кажется, страна обречена снова пройти тот же путь, зайти в тупик, и только после этого оттолкнуться. И попытки мирового сообщества предупредить оранжевыми бантами пока не привели к успеху. Здесь я пока не вижу основы для какой-то новой структуры, вижу осколки когда-то сильных политических организаций, и отдельных людей, которые ответственно относятся к своему общественному долгу. Михаил Киселев. Этот вопрос совсем недавно обсуждался тюмен-ской молодежью: коммунисты, анархисты, демократы, те, кто своих политических убеждений еще не высказали. Но не нашли даже критериев, какие партиии считать демократическими. Например, партия «Единая Россия» на первый взгляд выглядит вполне демократической, но мы ее таковой не считаем. Если процесс объединения демократических сил пойдет, то он должен быть и сверху и снизу. Например, недавно в интервью радио Эхо Москвы Григорий Явлинский сказал, что готов войти в Комитет 2008. Возникает много вопросов, включать ли НБПэшников в свои ряды? А если ЛДПРовцы или единороссы начнут рядиться в демократические одежды, то принимать их в коалицию или нет? Если нет, то на каком основании? Как решить эти вопросы, я не представляю, единственное, в чем уверен: нужно выработать общую идею, все остальное на нее нарастет. А этой идеи у тюменской молодежи пока не появилось, да и в московских кругах я ее не замечал. Все отделываются общими фразами о развитии демократии в России. Валерий Багин. Сегодня «Единая Россия» подмяла под себя все остальные партии. Сделано это волевым усилием, с помощью власти. И в скором времени Единая Россия подтвердит свое право на исключительность, потому что, увеличивая порог для прохождения в Госдуму, ни одной партии не позволительно будет этот порог перешагнуть. Я думаю, что сейчас в недрах власти идет большая работа по созданию второй партии власти, для этого у них достаточно сил, денег и самой власти. К выборам работа будет закончена. Эти партии будут менять друг друга, когда народ не доволен одной, навяжут вторую партию, в принципе такую же, клон Единой России. Попираются все демократические нормы и Конституция. Мало того, что у нас половина населения не приходит на выборы, так еще те 50%, которые приходят не имеют и не будут иметь представительства в Госдуме. Есть партия, которая узурпировала права всех партий и народа, поэтому необходимо объединение всей оппозиции, не говоря - правые, левые или зеленые. Все, кто недоволен действиями «Единой России», должны объединиться. Хватит ли у нас сил и понимания серьезности момента – не знаю. В Москве 9 партий и патриоты России попытались объединиться в блок, внутри идут разговоры о создании сильной левой партии, но мне в это верится слабо. Люди никогда не поступятся маленьким своим ради большого общего. Может быть, попытаться здесь в Тюмени, когда будут выборы в обл-думу объединиться всем, кто против Единой России. Потом, если победим, мы внутри разберемся, кто будет кого представлять в обл-думе, сейчас надо объединиться, чтобы не позволить партии власти сформировать односоставную областную Думу. Александр Верховский. В предыдущем выступлении прозвучало ключевое слово «против». Небольшой исторический экскурс. В начале 91-го года все демократические организации Тюмени собрались и объединились против номенклатуры. Партия должна выражать интересы определенного слоя людей. Тогда был мощный общий настрой людей, не желающих реванша номенклатуры, следовательно, было и объединение. Раскол случился в 93-м в Москве, и тут же раскололся Координационный совет в Тюмени. Сейчас страна деградирует. Если человек приходит во власть не по деловым качествам, а по угодности, в конце – тупик. Единственным мощным мотивом может быть объединение против. В общем-то, объединения снизу возможно при наличии социального заказа населения. Мне кажется надеяться стоит на молодежь. Владимир Холодов. Я представляю профсоюзы. Профсоюз – это один из институтов, который может существовать только в условиях демократии, поскольку нужно заключать договор с работодателем в условиях уважения сторон. Конечно, договоры заключались и в советское время, но там были жесткие рамки, например, нельзя было потребовать повышения заработной платы токарю или техничке. Сейчас мы вернулись к исходному состоянию: отсутствию политической свободы. Когда демократы оказались у власти, они обманули ожидания народа и не смогли сохранить своего единства. И Яблоко, и СПС не стали опираться на массы, не считаться с мнением общественно-политических организаций в регионах. Маятник качнулся, его подхватила номенклатура, которая стоит за спинами тех, кто сегодня правит. В конце ноября в облдуме была встреча руководства Думы и политических партий, на которой Усольцев, наш лицер Единой России, говорил, что Единой России есть с кого брать пример, с КПСС. Старые профсоюзы уже заключили договор с Единой Россией, в котором они, например, обязуются разъяснять те законы, которые проведены Единой Россией: приводной ремень опять на шкивы накинули и работа пошла. А вот свободные профсоюзы, которые могут зародиться только в условиях рыночных отношений, появиться сейчас не могут, потому что рыночных отношений нет. И отсутствие политических свобод напрямую с этим связано – предприниматель не может открыто встать на сторону какой-либо партии, кроме Единой России, выражать взгляды, неугодные этой партии. Его завтра же кончат. Вспомните выборы мэра города, выборы в городскую Думу – что, у нас нет предпринимателей, собственников, способных управлять городом? Они есть, но они не могут себя заявить. У нас нет демократических институтов, у нас нет демократических отношений, у нас отняли право на выборы. То есть нам есть за что боротся. Поэтому объединение необходимо, оно будет, но только тогда, когда процесс пойдет снизу, и когда лидеры наверху будут договариваться. Я в это верю, верю уже много лет. Алексей Костылев. Считаю, что объединиться можно и «снизу». Если появится какая-то структура, то верхи – лидеры демократических организаций - просто будут вынуждены считаться с этим. Огромная проблема, действительно, финансирование. В тоже время и это можно решить. При грамотном фанд-рейзинге – работе со спонсорами - можно найти требуемые средства. Всё что нужно для объединения – хороший менеджмент, энтузиазм и сдерживание личных амбиций. Главной опорой создаваемой структуры должна стать молодёжь. Именно эта социальная группа может отвечать этим требованиям. Именно у подрастающего поколения могут зародиться нестандартные идеи для решения многих проблем. Дружить против? Или все-таки – за! Редакция попросила участников совместно поискать идеи, которые могли объединить если не всех, то хотя бы тех, кто пришел на наш Круглый стол. Вадим Постников. Я бы полагал, что идеей, которой интересно служить, является объединение общественных движений, всех политических сил против коррупции. Коррупция очевидна. Специально идет искусственный отбор по отрицательному принципу – не по таланту, не по преданности Конституции, а по готовности обслужить вышестоящих начальников и себе прихватить. В таких благоприятных условиях для развития коррупции, с принятием дискриминационных законов, с переделом собственности, лишение возможности у представительных органов хоть что-нибудь сделать в защиту народа, если появится у них желание, превращение в декоративные структуры представительных органов, тем более региональных, мне кажется, в конечных целях эта идея – против коррупции – могла бы стать объединяющей. И мы готовы свои ресурсы включить вот в этот антикоррупционный фронт. Михаил Киселев. Идеи у всех слишком разные. А идея политической свободы слишком абстрактная. В принципе, сейчас никто не запретит выйти на центральную площадь Тюмени, крикнуть что-то в адрес губернатора и уйти. Да, мешают проведению митингов, но возможность такая осталась. Объединяться «против» - не вижу целесообразности. Ну хорошо, объединились, затолкали «Единую Россию» на перефирию в масштабах Тюменской области. Потом все равно возникнут центробежные тенденции, придется между собой договориваться. А общих моментов мало. Вот как раз к коалиции против коррупции я бы присоединился. Что касается права выбирать и быть избранным – это у нас в Конституции записано. На сегодняшний день было бы хорошей целью добиваться тех прав, которые у нас по Конституции, по закону есть. Если искоренить коррупцию, добиться выполнения Конституции, то выполнение других целей становится возможным само собой. Возможно, есть еще какие-то достойные идеи, но я их не вижу. Валерий Багин. Если мы возьмем времена царские, то, империя была сплочена словами «За веру, царя и отечество», они объединяли всех, в том числе и присоединенные окраины. Сейчас этой общенациональной идеи не найдено: за что, во имя чего. Нужно найти общенациональную идею. Вообще, искать эту идею должен гарант Конституции. Сейчас нельзя найти такие слова, про которые каждый сразу скажет «я за это». Но ядро должно воспринять, остальных можно убедить позднее. Мне кажется, сейчас нам нужно бороться за сильную и справедливую Россию. За сильную – это чтобы нас не сожрали, чтобы мы не потеряли Сибирь, Дальний Восток, чтобы мы не потеряли остальные окраины. Вадим Постников. - Например, Тюмень. Валерий Багин. Да, и Тюмень. Ведь сейчас даже не нужно войны. В конце концов нас мировое сообщество понудит отдать территории, которыми мы не в состоянии управлять. В концессию, как угодно. Никакой войны не надо, потому что сидящие наверху отдадут нас с потрохами. Мне не обидно, когда говорят «воруют». Но наше чиновничество не столько ворует, сколько пускает на ветер. Вот дай ему сто тысяч – и он на сто миллиардов просто отдаст. Вот это возмутительно, это государственное преступление, и против такой коррупции – когда общее готовы отдать за самый пустяк – я бы стал воевать. Но коррупция – частность. Лозунг, под который я готов встать – за сильную справедливую Россию. Александр Верховский. Я бы сейчас никуда не стал вступать – некуда. Маленькая ремарка по коррупции. У нас нет коррупции. Коррупция – это нечто исключительное, когда есть масса законопослушных людей. А у нас исключением являются те, кто соблюдают закон. У нас система такая. Возьмите городское хозяйство. Еще в 90-м году, когда мы были городскими депутатами, предлагали принять правила застройки города. Их приняли в 2004 году. Модератор. - И то отменили, сейчас пересматривают. - Вот, получается, что четырнадцать лет город жил без правил. Какое решение ни прими – все правильные. То же самое с нормативами на отвод земельных участков. Какое решение ни прими – все правильные. То же самое тарифы – находят некую аудиторскую фирму, которая заявляет, что они у нас заниженные. Какая коррупция? Это система. Владимир Холодов. Я согласен с Валерием Багиным: надо объединяться за сохранение России. Дом горит, дом рушится, надо спасать и наводить порядок в нем. Главная идея – сильная единая Россия. Чтобы внешних посягательств не было. И чтобы внутри была демократия, люди чувствовали себя защищенными, в том числе и от посягательств на личную свободу. Ирина Иноземцева. Нет такой партии, к которой можно было бы примкнуть, в которую можно было вступить. Все партии разные, каждая «тянет одеяло». Я тоже за то, чтобы сохранить Россию, наводить в ней порядок. Лозунг старый, но надо создавать что-то новое. Всеволод Бессараб. Лично меня лозунг «справедливая и сильная Россия» привлекает меньше. Меня интересует моя личная жизнь. Чтобы она была справедливая, достойная. Справедливая и достойная жизнь каждого. В плане «Россия» и личность - у меня на первом месте, безусловно, личность. Если бы я лично занимался политической деятельностью, я бы примкнул к Российской партии пенсионеров. Во-первых, это сформированная структура. Во-вторых, потому что она по-настоящему отражала мои личные интересы – я ведь не только предприниматель, но и пенсионер. Это один из ручейков, который мог бы влиться в общее дело. Нас ведь очень много и мы являемся решающей силой на выборах. За последнее время мы видим колоссальный всплеск активности пенсионеров. В Тюмени этого не было. Пенсионеры ничего не испугались, и – перекрывая дороги, потому что все остальное им перекрыто – высказали свое возмущение. Алексей Костылев. Лозунг «За сильную справедливую Россию» безусловно красив. Но люди устали от таких слов, мало кто этому поверит. Следует искать не лозунг, а форму объединительной работы. Традиционные встречи и концерты – это убожество. Парады, демонстрации, маёвки с бегством от милиции – чуть лучше. Представим, у нас выборы и следует помочь кандидату-экологу. Можно просто повесить листовки «Защитим природу», можно заставить кандидата посадить дерево и показать это по телевизору. Можно сделать такое всей командой. Но лучше превратить это в эпидемию – заставить весь город пройти через этот ритуал. Это, конечно, грубый пример, но он хорошо иллюстрирует идею, что людей нужно не убеждать в том, что мы хорошие, а мобилизовывать, вовлекать. Чтобы объединиться, нужно… Итак, большинство участников Круглого стола настроены достаточно скептически. Однако все они согласились с тем, что для местных задач – например, для того, чтобы не повторилась история с выборами в городскую Думу, когда власть по формальным обстоятельствам отстранила от участия в выборах несогласованных кандидатов - объединение необходимо. В каком виде? Вадим Постников. Круглый стол. Демократическое совещание. Может быть, с намеченным регламентом, с заранее намеченным докладчиком и оппонентом. По тактике – собрать интеллектуальные ресурсы, собрать всех, кого не устраивает эта система. Михаил Киселев. Необходимо создание переговорной площадки, потому что обнаружилось множество активных людей, которые существующим переговорным площадкам не доверяют. Также есть необходимость, чтобы эта площадка была не отягощена прошлыми неудачами и максимально разрекламирована - иначе мы не соберем достаточно заинтересованных людей. Александр Верховский. Если вести речь о конкретной задаче, например, будущих выборах в областную Думу, вполне приемлема форма координационного совета. Валерий Багин. Я ни на какие баррикады людей звать не собираюсь, и сам участвовать не буду. Государство мы теряем. Поэтому вооружаться камнями, брать пример с Украины и Грузии опасно. Нам надо где-то встречаться. Совсем недавно в областной Думе собрание общественных движений показало, что власть желает знать, что происходит в партиях и движениях. Организации, пусть немногочисленные, выражают мнение людей. Власть будет собирать представителей движений и партий – это движение сверху. Они определили, кого они зовут. А мы с вами должны встречаться точно так же, приглашая всех. И не только представителей партий – есть отдельные активные люди, их тоже надо звать. Провести заочную полемику с теми, кто обсуждает и принимает местные решения. Владимир Холодов. Наверное, еще не забыли, что Народный фронт и был такой площадкой. Тогда «Тюменский комсомолец» взял на себя роль печатного органа этого Народного фронта. Естественно, мы видели там и представителей прокуратуры и обкома партии, и КГБ. Но люди высказывали свои мнения. Сейчас опять такая потребность есть. Но сегодня уже другие условия. Один или два раза соберемся, а дальше начнутся проблемы - там, где мы наметим собрание, будут телефоны менять, двери ремонтировать, свет отключать – что угодно. Но жить пока можно. Вот, недавно нам запретили проводить пикет – мы провели собрание на улице. Закон позволяет. Алексей Костылев. На первом этапе нужна трибуна: Интернет-сайт, газета, помещение, где можно собираться. Лучше всё вместе. Следует собраться, выяснить, сколько нас и кто мы. Итак, большинство участников Круглого стола сошлись на том, что необходима некая независимая переговорная площадка. Одна из тем, которую участники нашего Круглого стола готовы обсуждать в более широкой компании – предстоящие выборы в местные и региональные органы власти, чтобы не повторилась ситуация, которая возникла во время прошедших выборов в городскую Думу. Что ж, посмотрим, смогут ли лидеры договориться. Редакция будет следить за этим процессом – не только заинтересованно, но и сочувственно

Исходный текст